10/24/2018

Подземелья Бобруйской крепости

«Я не собираю сказки, а изучаю крепость с рулеткой в руках...» Валерий Мельников

17 апреля 2017 г. ушел из жизни единственный исследователь Бобруйской крепости Валерий Мельников - выдающийся человек, которого интересовала реальная, невымышленная история, в отличие от многих любителей мифологии и мистики.

В 2015 г. нам с другом довелось пообщаться в личной переписке с Валерием Федоровичем. На наши детские вопросы он выдавал взрослые ответы. Мы беседовали о Бобруйской крепости, а конкретнее - об ее подземельях...

Предлагаю вашему вниманию выдержки из сообщений Валерия Федоровича, проливающие свет на страницы истории Бобруйской крепости.

Валерий Мельников

«В 1973 г., после окончания истфака БГУ, я был призван в ВС. В «Крепости» служил в 1973-1977 гг., в батальоне, который располагался в штаб-офицерском доме (напротив гауптвахты), а его парк - на территории третьего полигона. В 1984-1989 гг. служил в части, которая размещалась в доме коменданта. После увольнения в запас работал учителем истории в ВК-2».

«Должен вас разочаровать - в крепости нет и не было подземных туннелей. Есть база минной системы в исходящем редюите третьего полигона (минная галерея и два минных рукава). Длина этих подземелий не превышает шестнадцати метров. Подобные базы имеются в закопанных первых этажах исходящих редюитов с первого по пятый полигон. В редюите первого полигона (он на территории ЗРБР), в центре первого этажа есть вход в потерну. Она должна была соединять крепость с передовым люнетом, который так и не был построен. Эта потерна закопана вместе с первым этажом, но, думаю, там тоже проложено до двадцати метров, не более».

«Есть еще потерны - подземные галереи, которые связывали крепость с отдельными укреплениями. Например, наклонная галерея в набережной части крепости. Она проходила под горжевым валом и вела в одноэтажный капонир во рве. Капонир закопали, но остались два полукапонира. Сейчас можно услышать сказки, что это начало подземного хода в пос. Титовку. Такая же потерна есть между гауптвахтой и школой поваров. Она соединялась с пониженным бастионом. Выход из потерны можно увидеть в углу куртины третьего полигона. Подобное имеется на всех семи полигонах. Они соединяли крепость с главным рвом».

«Крепость, построенная для событий 1812 г., была, в основном, деревоземляной и носила временный характер. После войн 1812-1814 гг. она оказалась в глубоком тылу. Военные не видели смысла продолжать строительство крепости и предлагали сделать здесь и в Динабурге центральные арсеналы. Однако Александр I в 1819 г. решил иначе. Бобруйская крепость была включена в третью линию обороны. Финансировалось, в первую очередь, строительство крепостей первой (Новогеоргиевская крепость и другие) и второй (Брестская крепость) линий, поэтому строить никому не нужные подземные галереи не было смысла».

«Воинская часть связи - это радиорелейно-кабельный батальон, где я начинал служить, точнее, его парк. Там располагался редюит исходящего плацдарма с двумя минными галереями. При мне засыпали ров и первый этаж редюита со входами в галереи и начинали разбирать второй этаж. «Подземные ходы» - это минные галереи. Чтобы детвора не лазила в редюит через них, комбат распорядился завалить валунами наружные устья галерей. Но их длина, повторюсь, не превышала двадцати метров».

«...а стреляли, возможно, в потерне капонира или в самом капонире. Потерна немного дальше (наклонная), и ведет в сторону реки, а еще дальше был одноэтажный, вытянутый поперек рва капонир. Сейчас он закопан. Когда засыпали, не знаю. К капониру у основания примыкали два полукапонира».

«Именно про данную потерну говорят, что это вход в подземную галерею. В сети, наверное, и сейчас есть видео, где мужчина рассказывает, как в детстве по этому подземелью ходил в пос. Титовку, и что потерна имеет такую ширину, дабы разъехались две кареты - это сказки!»

«Железнодорожная станция Березина находится между крепостью и нагорным укреплением - на территории крепости. Это «лагерное место» для сосредоточения войск резерва. Подземный ход «из крепости в крепость» - это бессмыслица!»

«Фридрих Вильгельм» - это не форт, а укрепление из большого количества земляных (равелины, бастионы, тенали, люнеты, гласисы) и казематированных (три оборонительные башни, семь капониров, три редюита) построек. На аэрофотоснимке середины 40-х гг. многое из этого можно рассмотреть».

«Сейчас остался один капонир (там ремонт автомобилей) и тыловой люнет, который виден с железнодорожной станции. Что взорвали «Фридрих Вильгельм» - тоже сказки. Большой заряд не заложишь, от малого толку нет, а вред большой. К тому же, кирпич был нужен для строительства третьего этажа дома коменданта и большой П-образной казармы».

«...этот аэрофотоснимок 40-х гг. есть в Белгосреставрации и краеведческом музее. Сделан снимок с большой высоты, и представляет ценность лишь для тех, кто хорошо знает крепость. В сети имеется аэрофотоснимок 1928 г., хорошего качества, но он захватывает только часть пятого и шестого полигонов (П-образная и двухэтажная казармы, казарма напротив и Слуцкие ворота). Строились только двухэтажные здания, чтобы они были защищены главным валом. Исключение сделали для госпиталя, находившегося в дальней части крепости, однако, по приказу Николая I, уменьшили высоту среднего этажа».

Аэрофотоснимок Бобруйской крепости 1928 г.

«Ближе к нам двухэтажная казарма. В 1868 г. ее передали военно-исправительной роте на шестьсот человек, которую формировали вместо девяти военно-арестантских рот. Тогда удлинили два крыла, чтобы получился внутренний двор. В 1875 г. здесь сформировали первый в России дисциплинарный батальон. Тогда же завершили строительство военной тюрьмы - она примыкает к скошенному углу. На снимке вдоль главного вала видна отдельная оборонительная стена, опоясавшая всю крепость. Высота стены - четыре с половиной метра, толщина лицевой части - немного больше метра. От этого монументального сооружения ничего не осталось, а на его фундаменте построили солдатскую столовую. Напротив казармы видна пирамида - это братская могила поляков».

«Я не собираю сказки, а изучаю крепость с рулеткой в руках, используя интернет и библиотеки. Например, в библиотеке «Царское Село» нашел книгу Виктора Никитина «Быт военных арестантов». Там целая глава посвящена бобруйской военно-исправительной роте, где он в 1870 г. пробыл целую неделю. Прочитав эту книгу, вы поймете слова Александра Герцена о крепости. Но основной источник моих знаний - это архивы».

Андрей Молвин

Комментариев нет:

Отправить комментарий