Страницы

понедельник, 22 февраля 2016 г.

Аэрофото Бобруйска

Немецкая аэрофотосъемка Бобруйска 1941 г.



пятница, 30 января 2015 г.

История под обоями

Забавный случай. Эту фотографию мой знакомый нашел под обоями бобруйской квартиры во время ремонта. Представляю вашему вниманию скан оригинала с легкой корректировкой цвета (для большей детализации). Изображен старый Бобруйск. Публикуется впервые!

понедельник, 25 августа 2014 г.

Воспоминания о Бобруйской гауптвахте

Галлямов Альберт. Годы службы: 1991-1993.

Письмо от 17 февраля 2013 г.
Я там был. Отсидел 15 суток. Ходил в караул 5 раз, в 1992-1993 гг.

Письмо от 18 февраля 2013 г.
Я служил простым солдатом и возможности даже видеть какие-либо документы (не говоря уж об их исследовании) не имел. Это место даже спустя 20 лет у меня вызывает чувство страха. Можно было легко из конвоя попасть сразу в камеру, что со мной и произошло. Спали на полу, подложив шинели. Было очень холодно (ноябрь). Довелось самому растапливать котельную - всю ночь кидал дрова, но батареи были еле теплыми. С утра бегали вокруг здания. Днем выполняли бессмысленную работу - ломами кололи камни. На прием пищи нам отводили десяток секунд. Начальник и писарь были отборными негодяями, чертями в людском обличье. Отдельная комната была офицерской губой - условия лучше, но все же взаперти. Крепостью очень интересовался. В одном из подземных ходов находилось овощехранилище. Казармы были расположены в интересных зданиях. Но самостоятельно где-либо ходить не мог. Вот и мечтаю посетить Бобруйск, для того чтобы снова увидеть те места.

Письмо от 19 февраля 2013 г.
Возможно, я буду непоследователен, но все написанное - правда. Писарь - тот же солдат, того же призыва. Числился где-нибудь в ремонтной роте, но находился круглосуточно на территории губы. Очень редко отлучался. Он вел всю документацию гауптвахты, отсюда и название. У него была хорошая комната с телевизором и прочими атрибутами неармейской жизни. Он вроде помощника начальника, ведь офицер не мог быть всегда на месте. Возникало ощущение подбора этих двоих таким образом, чтобы они ненавидели людей - неважно, караул это или заключенные. При приеме новых «постояльцев» писарь сам записывал данные, заставлял стричься (хотя волосы и так были короткими). Приглашал кого-нибудь из камеры, стригли специально как можно хуже и клочьями (так мне и пришлось 15 суток жить с этой «модной» прической). Меня писарь заковал в наручники (причины не было, просто для унижения) и «благополучно» потерял ключи. Через несколько часов, когда у меня опухли руки, повел в слесарные мастерские, которые находились неподалеку. В общем, спилили наручники через пару часов. Судя по выражению лица писаря, он и сам испугался нехило; видимо, все же какая-то ответственность за тех, кто в камерах, была. Это мрачное место, даже когда проходил мимо, было не по себе (баня располагалась дальше, и нужно было раз в неделю проходить мимо ворот губы). Любое «неправильное» слово, начальство добавляло сутки к сроку. На губе находилось два вида заключенных: суточники с мелкими проступками, на чьих плечах была вся грязная работа и подследственные, которые ожидали суда. Это воровство, потеря автомата... Их выводили редко. Еду приносили в камеру, туалет заменяла баночка. Это были две камеры справа в углу на втором этаже. Сколько там находилось людей, можно лишь догадываться. В двух камерах - по 5-7 человек. Они жили своей жизнью, лепили из хлеба всякие поделки. Письма в принципе запрещались, но были исключения для тех, кто долго сидит. Писарь самостоятельно запечатывал конверт. Много было парней, готовых отправить письмо, однако если спалят - в камеру. Прогулки в этом дворике проводились для галочки, только из-за того, что оные были в распорядке дня (по 3 человека из числа подследственных в течение 10-15 минут). Власть при мне никто не ругал. Советскую армию - да. Хотя на тот момент СССР уже почти развалился, но все еще шло по накатанной. Изменения наступили только через год, мы ощутили это по нехватке пищи в столовой. Консервы 1963-1975 гг., включая хлеб (сухари).

Письмо от 19 февраля 2013 г.
Про солдат в поземных ходах я тоже слышал. Их засыпало еще до моей службы. Часть подземных ходов затоплена грунтовыми водами. Некоторые переоборудованы в склады, видел даже тир под землей. Интересно было наблюдать эти ходы на поверхности земли после того, как выпадал первый снег: там, где под землей были ходы, он таял. Мы даже рисовали карту этих подземелий. Жутко было стоять на посту ближе к утру, почему-то с бастионов шел пар, и в темноте эти полуразрушенные здания вызывали к себе интерес. Разный уровень полов в камерах - это для того, чтобы обозначить место ночлега. Возвышенность служила и кроватью и скамейкой, по ней запрещалось ходить. Дедовщина была в казармах, среди караула, но не среди арестованных. До года службы нагрузка была выше. Издевательств не было, просто приходилось работать больше. Далее по службе все компенсировалось. После распада СССР призывников становилось больше из числа местной молодежи. Их служба напоминала отдых в пионерском лагере. Каждые выходные приезжали близкие. Срок службы сократили до полутора лет. Мой призыв был последним, попавшим сюда служить. 2 года без отпуска. Не разрешали, так как мы могли не возвратиться (могли прийти в военкомат и сказать, что не хотим служить в иностранном государстве). Местные принимали присягу Белорусской армии, мы же ходили и считали дни до отъезда.

пятница, 22 августа 2014 г.

Подземная библиотека в Климовичах - часть I

Я родом из небольшого провинциального местечка. Для меня Климовичи - прежде всего детские воспоминания; казалось, другого интереса к городу нет. Все изменилось, когда я наткнулся на забытую ныне историю о тайне, скрытой по сей день. Большинство населения города даже не догадывается, какая память зарыта у них под ногами. Впрочем, обо всем по порядку.

История гласит нижеследующее.

В середине XVII в. нынешний г. Климовичи был небольшой деревенькой Мстиславского воеводства Великого княжества Литовского.

В 1620-х гг. в Климовичи пришли монахи-доминиканцы, которые построили монастырь и занялись распространением католичества на восточных землях Великого княжества Литовского. Открытие монастыря ордена доминиканцев, по некоторым данным, произошло в 1626 г. (стоит отметить, что доказательства существования монастыря так и не были найдены).

Кроме монахов-доминиканцев в Климовичах действовали монахи-иезуиты, отчего город в этих местах считался своего рода католическим центром.

В 1772 г. случился первый раздел Речи Посполитой и Климовичи вошли в состав Российской империи, где державной религией было православие. Когда монахи-доминиканцы поддержали нарастающее восстание, монастырь был закрыт, а монахи покинули Климовичи, ничего с собой не взяв.

Новые власти города переделали монастырь в тюрьму. В 1897 г. в одной из камер нижнего этажа вели ремонтные работы, как вдруг провалился пол. Заглянув в дыру, увидели большую комнату, где находились дубовые стеллажи и настилы, набитые старыми толстыми книгами. Начальник тюрьмы Мартиновский дал распоряжение закрыть камеру и ничего там не трогать и отправил подчиненного к вышестоящему начальству, которое распорядилось, чтобы книги не трогали, а комнату замуровали (засыпав щебнем и залив цементом), что начальник тюрьмы и сделал.

В 1913-1914 гг. об этой истории узнал учитель климовичской мужской гимназии Ярославцев, который добился в Могилеве у главного губернского тюремного инспектора графа Толстого позволения на собственные деньги в соседней с той комнате демонтировать пол. Когда сняли пол, нога одного из присутствующих провалилась в пустоту. Расчистив место и проникнув вниз, участники событий очутились в узком побеленном коридоре со сводчатым потолком, где находилась дверь, ведущая в комнату древней библиотеки. Войти туда не смогли - все было старательно замуровано. Общий вид комнаты напоминал подземелья Мстиславского костела.

Тюремный двор в те времена пересекала старая кирпичная кладка шириной в полтора аршина. При ударах по ней стальным щупом слышался глухой звук, а в двух местах щуп проваливался в никуда, что натолкнуло участников истории на мысль о подземелье. Произвести разведку в окрестностях тюрьмы граф Толстой не позволил. О существовании подземелий никто из старожилов до случая в тюрьме не знал.

В середине 20-х гг. прошлого столетия вновь вспыхнул интерес к таинственной монастырской библиотеке. В марте 1925 г. газета «Звезда» напомнила об этой тайне, поместив статью писателя Горецкого «Библиотека под землей». В итоге комиссия по охране памятников древности историко-археологической секции Института белорусской культуры поручила своему сотруднику Сербову проверить информацию. Раскопки, осуществленные исследователем в подвалах бывшей тюрьмы в 1925 г., не дали никаких научных выводов.

24 марта 1958 г. начальник Центрального государственного архива БССР Ильичев поведал начальнику архивного управления МВД БССР полковнику Азарову, что при изучении периодической литературы прошлых лет была выявлена в газете «Звезда» за 1925 г. статья о древней библиотеке, на которую он обратил внимание. Ильичев попросил, чтобы с целью выявления бывшего монастыря была организована экспедиция в Климовичи и проведены раскопки. Но на этот раз вопрос уперся в деньги, капитальное исследование не было проведено.

Во второй половине 1960-х гг. библиотекой заинтересовался краевед Осмоловский. Ему стало известно, что в 1924 г. тюрьма была перестроена для размещения в этом здании окружного райисполкома. В этот период могло быть расчищено и то подвальное помещение, где под полом находятся стеллажи и настилы с книгами. Осмоловский обратился к Леонченко - участнику перестройки тюрьмы. Тот в свою очередь сообщил, что ни он, ни умершие к тому времени инженер Сороколетов и техник Трупов о подвальной комнате с книгами ничего не знали.

При перестройке здания от тюрьмы остались только стены и пол. Крыша и все другое пришло в негодность. Подвальное помещение было освобождено от мусора, но Леонченко не помнит, чтобы там был участок пола, засыпанный щебнем и залитый цементом.

В начале 60-х гг. учитель истории климовичской школы Болтовский вместе с учениками организовал раскопки в здании. Вскрыли пол первого этажа. При всем желании ничего найти им не удалось. Болтовский предположил, что все ценности были вынесены во время революции или местным энтузиастам не повезло.

Возможно, по сегодняшний день где-то под землей находится древняя библиотека. От стен доминиканского монастыря остался разве что фундамент. Сейчас там редакции климовичской районной газеты «Родная ніва» и программы радиовещания «Голас Клімаўшчыны».

Ярославцев в 1914 г. выпустил книгу «Город Климовичи Могилевской губернии», в которой много чего имеется про библиотеку (найти ее у меня не вышло). Сейчас это существенно перестроенное здание доминиканского монастыря XVII в., который, возможно, и не существовал.

Продолжение следует...

пятница, 18 июля 2014 г.

Служба в резерве

Недавно я отслужил в резерве белорусской армии - уволен в запас в звании прапорщика. Об этом сегодняшний пост. Армия должна быть профессиональной - это мое мнение, дальше без выводов.

В армию я попал после вуза, поэтому служить пришлось три сбора в 72-ом ОУЦ (объединенном учебном центре) в военном городке Печи под Борисовом. В целом все прошло успешно, хотя армия оставила какой-то негативный след.

Большой упор делается на дисциплину - в армии это главное. Не буду рассуждать о старой технике и отсутствии толковой боевой подготовки - это секрет республиканского масштаба.

Время летело медленно. Каждый день разбивали на две части: до обеда и после. Дожил до - значит, все хорошо. Быт солдата однообразен, и к нему постепенно привыкаешь.

Те бравые офицеры, о которых мы читали книги в школе и смотрели старые фильмы, видимо, остались в прошлом (а были ли они вообще?). Хорошие командиры встречались, однако ни на кого из них не хотелось равняться, что в принципе можно считать нарушением устава со стороны офицеров.

Дедовщины в резерве нет, но отношение на первом сборе к молодому пополнению со стороны дембелей скверное. Больше всего тревожит следующее. На втором сборе наблюдали испуганных ребят, которые прибыли на срочку. Старослужащие их гоняли, отчего их было жалко. Однако (уже на моем третьем сборе) те ребята в роли дембелей вели себя ничуть не лучше своих предшественников.

За три сбора чего только не было: попытка суицида в соседней роте срочников, наркотики, гауптвахта за сущие пустяки, откровения офицеров о желании расстрела плохих солдат. На себе испытал, что будет, если много людей без власти станут противостоять одному, облеченному властными полномочиями, - все жалели о том, что затеяли эту игру!

Из положительных моментов: кормили хорошо, физзарядка пошла на пользу, пострелял из боевого оружия.

Для меня все закончилось без особых приключений. Как журналист старался не участвовать, а наблюдать со стороны. Служить пришлось в качестве простого солдата и в роли штабного служащего.

Выводов не делаю, подробного описания происходившего тоже - служба у всех разная, но 72-й ОУЦ, как был суровым местом во времена СССР, так и остался.

вторник, 8 апреля 2014 г.

Подземная библиотека в Климовичах - анонс публикации

Готовлю к публикации первую часть статьи о древней библиотеке в г. Климовичи, зарытой под землей. Эта история полна загадок и по сей день остается весьма интригующей.

В первой части статьи наиболее точно и последовательно введу в курс дела всех заинтересованных читателей блога, поведав историю в том виде, в коем она дошла до меня.

Вторая часть посвящена собственным изысканиям по данному вопросу.

Следите за обновлениями блога.